Проделки полтергейста

17 декабря, 2014

Знаете, общаясь со многими людьми, которые были свидетелями каких-то необъяснимых явлений, начинаешь не только верить в существование чего-то вне нашей реальности, но и искать приметы вокруг себя. И, что самое интересное, — находишь! До недавнего времени я был человеком, не верящим ни в какие потусторонние силы и проявления, и переубедить, как я сам говорил, меня могла только наглядная демонстрация существования нечистой силы. Большинство же моих друзей не только верит, но и всегда настойчиво пыталось меня убедить в реальности потустороннего мира. В конце концов им это удалось.

Года два тому назад друзья меня пригласили в квартиру их знакомых, в которой невесть откуда на полу, на стульях, табуретках постоянно появлялись лужицы воды, смачивались кресла, диван, постель и постельное белье, носимая одежда — брюки, платья, юбки. Созвонившись и получив приглашение приехать, я, по настоянию друга, который уже бывал в гостях у хозяев той квартиры, положил в портфель запасные брюки и отправился в путь. Хозяева оказались очень приятными людьми, позже я несколько раз бывал у них. Но речь не об этом. Приехав, а дело было в октябре, я застал такую картину: вся квартира представляло собой своего рода сушилку! Просушивалось все: матрацы, простыни, одеяла, подушки, наволочки, пододеяльники, покрывала, платья, брюки, юбки и прочее. Дело осложнилось тем, что отопления, как нарочно, еще не включили. Особо доставалось одиннадцатилетней Наташе. Когда она ложилась спать, приходилось неоднократно и безуспешно менять постельное белье: только что замененное на сухое, оно вдруг оказывалось мокрым! На запах же вода оказывалась обычной, водопроводной.

Когда хозяева мне рассказывали и показывали все эти «проявления полтергейста», все мы — Наташа, ее дядя, бабушка и дедушка, а также я — сидели в одной комнате. Время от времени Наташа или ее дядя со смущенной улыбкой скромно удалялись из комнаты (около дюжины раз) и возвращались в других, сухих брюках (дядя) или юбочках (Наташа). Места, на которых они только что сидели, будь то диван, стул с мягкой обивкой или табуретка с пластиковым сиденьем, — внезапно оказывались мокрыми. Однажды чуть не замочило дедушку. Он деликатно и с опаской присел на краешек табуретки — и вдруг на наших глазах на другом ее краю появилась узкая, в несколько сантиметров шириной, полоска воды. Ушел я оттуда в состоянии полнейшего недоумения, скорее даже шока, договорившись тем не менее с дядей Наташи, что он мне позвонит, если что-нибудь еще будет происходить. Запасные брюки мне, к счастью, на этот раз не потребовались.

Тогда эта предосторожность оказалась излишней, но не бессмысленной: мне говорили, что сначала от этого «мокрушника» страдали все — и хозяева, и гости. Даже соседей затронуло. А на тот момент, когда я был в гостях, полтергейст все свои проделки направлял на Наташу. Поэтому-то меня и не затронуло.

Бывая позже в этой же квартире, я не раз жалел об опрометчиво не взятых с собой запасных ботинках, зимней шапке, шарфе, перчатках: кое-что оказывалось под струей воды из крана, кое-что портилось, кое-что на время бесследно исчезало. Не знаю, как назвать того духа, который все это проделывал, но нервы, не говоря уже о вещах, он попортил изрядно. Меня буквально «выживали» из квартиры! Однажды, испытав в течение примерно получаса свыше двадцати «нападений» на принадлежащие мне вещи, я, сумев наконец-то собрать в охапку залитые водой зимнюю шапку и ботинки, пальто без пуговиц, найденный втиснутым в рукав пальто причудливо завязанный шарф, выскочил на лестничную площадку. Я вежливо отклонил предложение искренне соболезновавших мне хозяев этой «нехорошей» квартиры вновь войти в нее, прямо на лестничной площадке привел в относительный (насколько это было возможно) порядок себя и свои вещи и, рассыпаясь в извинениях, тут же отбыл восвояси. Честно говоря, часто я чувствовал укоры совести из-за того, что оставил эту несчастную семью один на один со столь вредной нечистой силой.

Этой истории я сам был свидетелем, а другую мне рассказал знакомый.

Его отец, инвалид Великой Отечественной войны, несуеверный, вздумал построить себе новый дом. Сыновья строили, а он им указывал. Но долго там пожить им не удалось, потому что невозможно было спать.

Что происходило? Как они ложились спать, в доме поднимался такой тарарам, звуки были такими, будто ведра стукались и переворачивались, гром, шум ужасный стоял — спать невозможно. И так повторялось каждую ночь. Однажды отец не выдержал, накричал на сыновей, что они на чердаке ведра забыли, вот их ветер и гоняет по крыше, по чердаку. Сыновья отца подняли наверх, чтобы сам убедился, прав он был или неправ, осветили чердак — а там пусто. Слезли, а все ведра стоят внизу. Плюнул отец с досады, пошел спать. Только зашел в дом — на крыше опять начался грохот. Так ничего они сделать и не смогли. Жуть стала брать всех. Дом пришлось продать, потому что жить они там больше не могли.

Поделиться:

Фото: иллюстрация, shutterstock.com / Getty Images