Движимая недвижимость

11 декабря, 2014

На территории одной из московских школ вот уже более десяти лет существует уникальный Музей кочевой культуры. В точно таких же жилищах, какие представлены в музее, живут современные кочевники. Создатель музея учитель географии, этнограф, путешественник Константин Куксин рассказал «Квадрум. Журналу» об особенностях движимой недвижимости.

- Константин, расскажите, пожалуйста, немного об истории создания музея кочевой культуры

- Этим музеем я занимаюсь в общей сложности уже двенадцать лет. А началось все с велопробега, который мы с моим другом совершили много лет назад. Мы тогда предприняли путешествие от Байкала до китайского Желтого моря.

Наш путь лежал через Монголию. Мы старались избегать местных жителей, поскольку все нам говорили, что монголы - опасный народ. Но однажды в степи мы попали в страшную грозу, и нам оставалось либо насмерть замерзать, либо проситься на ночь к кочевникам. Когда мы постучались в юрту, нас встретили так, как будто ждали всю жизнь. Впоследствии Китай поразил наше воображение, но такого гостеприимства, как в Монголии, мы там не встретили.

Когда я рассказывал всем про Монголию, никто мне не верил, что цивилизация там сохранилась в первозданном виде. И мне захотелось рассказать всем про эту кочевую культуру. Поэтому через год я отправился в Монголию с экспедицией, чтобы собрать экспонаты для музея. За зиму мы с учениками построили юрту по моим эскизам. В ней и поселились привезенные экспонаты.

- В чем заключается технология строительства юрты?

- Строить юрты в Монголии умеет далеко не каждый. Есть особая «каста», которой доступна эта технология. Основная часть людей их покупает.

Я, будучи в Монголии, познакомился с Мастером Дэлгэрсайханом, который и научил меня строить юрты. Технология строительства юрт в его семье передается из поколения в поколение.

Я научился изготавливать тоненькие реечки из куска лиственничного бревна, размачивать кожу верблюда, придавать определенную форму этому универсальному дому.

Помимо монгольской, существует еще и тюркская юрта. Ее строить меня научил мастер Доку во время моих экспедиций в Киргизию.

Киргизы начинают с того, что юрту выращивают. Делают ее из голубой ивы. Если монголы берут стволы лиственниц и расщепляют на волокна, то в случае с тюркской юртой нужны длинные прутья. Киргизы срезают огромные старые ивы, и на их месте за несколько лет вырастают побеги. А это – почти готовые детали для юрты.

Для строительства монголы используют электроинструменты: электролобзики, рубанки. Киргизы же строят юрты так же, как и тысячу лет назад: кривым ножом обдирают кору, на пару в бочке с горячей водой сгибают реечки. Это древнейшая технология, поэтому киргизская юрта дороже монгольской.

- Есть ли еще какие-то отличия монгольской юрты от тюркской?

- Монгольские юрты, на мой взгляд, самые удобные. Их проще собрать, они устойчивее к непогоде. Зато киргизская юрта красивее, воздушнее. Но с ней больше возни. Когда важна не красота, а технологичность, мы используем монгольские юрты.

Убранство тюркской юрты поражает воображение: она вся застелена прекрасными коврами. Киргизы – мусульмане, поэтому зайдя в юрту, они разуваются. Отсюда и ковры. Зато у монголов каждая палочка расписана орнаментом.

Если говорить о других отличиях, то стоит отметить, что киргизская юрта выше монгольской. В ней нет центральных столбов, она способна вибрировать и легко отряхиваться. С такой юрты проще скидывать снег. В Монголии же снега почти нет, хотя зимой температура там может достигать -40 градусов.

- Как транспортируют юрту?

- Есть традиционный способ перевозки: на верблюдах, лошадях, яках. Юрту можно уложить и на телегу. Средняя юрта диаметром 6 м весит 250 кг. Как правило, один верблюд переносит юрту, второй – ее внутреннее убранство. Сейчас многие кочуют на автомобилях: на грузовике, УАЗике. Можно перевезти ее и в прицепчике.

- А как она разбирается?

- Видите решетки на стенах? Они складываются как гармошка. Длинная стена, если ее сложить, занимает немного пространства. В моей юрте пять секций. Был бы я богатым ханом, у меня был бы девятирешетчатый дом. Жерди, образующие крышу,настолько легкие, что даже трехлетний ребенок может помочь маме ставить юрту. В то же время, по крыше юрты может ходить взрослый мужчина. Зимой на нее ложатся тонны снега, а юрте хоть бы что.

Собрать или разобрать юрту можно за один час. Причем занимаются этим женщины.

- Почему женщины? Что в этот момент делают мужчины?

- Есть четкое разделение труда. Мужчина занимается стадами. Это очень тяжелая работа. Представьте себе нормальную отару из 350-ти овец, 50-ти лошадей, 20-ти яков, верблюдов. Всех их нужно так перегнать, чтобы не разбежались. Если бы мужчина еще и юрту ставил, он перестал бы справляться со своей основной работой.

- Как кочевники моются в юртах?

- Все происходит следующим образом. Одну юрту освобождают от мебели и ставят в ней тазы и корытца. Нагревают воду и моются.

В Монголии обычай запрещает мыться в открытых водоемах. Это вызывает грозу, а гроза в степи – страшное дело: она убивает лошадей, ударами молний выжигает пастбища… Поэтому моются исключительно в помещении. Но воздух там сухой, поэтому мыться так часто, как москвичам, кочевникам не приходится.

- Кочевники используют какие-то технологические новинки для обустройства юрт, или же живут так же, как века назад?

- В Монголии у каждой юрты есть своя спутниковая тарелка, телефон, телевизор. Работают они за счет энергии солнечных батарей. Представьте себе: вот стоят юрты, обитые войлоком, со спутниковыми тарелками, рядом ходят монголы, ездят на обшарпанных джипах… Такое ощущение, как будто эти люди – последние выжившие после ядерной или экологической катастрофы, пользующиеся чудом сохранившимися достижениями погибшей цивилизации.

- Если я захочу приобрести юрту, во сколько мне это обойдется?

- Вот такая юрта, как у меня, в Монголии стоит где-то полторы тысячи долларов. Плюс доставка-растаможка.

- Ну вот, предположим, юрту я купила и поставила ее на своем дачном участке в Подмосковье. Могу ли я зарегистрировать такое жилье как недвижимость?

- Хороший вопрос. По сути, юрта не является недвижимостью, потому что это движимое имущество. Если вы захотите поставить юрту где-то в Москве, это все равно, что вы приехали на трейлере или поставили палатку. Поэтому недвижимостью она, скорее, не является. Ее можно назвать движимой недвижимостью, потому что недвижимость в нашем понимании – это жилье.

- Константин, расскажете напоследок, в каких еще жилищах бытуют кочевники?

- Самое древнее и самое простое жилище – чум. Связываются три еловых палочки, ставятся, а затем обкладываются другими палками. Когда люди начали кочевать, они стали накрывать чум покрышкой из шкур. Сейчас такие покрышки делаются из брезента. Это элементарное жилище, собирается и разбирается оно всего за 15 минут.

Необычный тип жилища – чукотская яранга. Уникально оно тем, что способно менять форму изнутри. На Чукотке ужасный климат: ураганные ветра, туманы, морозы… Сидя внутри яранги, вы натягиваете ремни и жерди, благодаря чему она то вздувается в полусферу, то превращается в каплю, то становится конической. То есть вы придаетеяранге наиболее обтекаемую форму, чтобы ее не сдуло ветром.

Другим интересным видом жилища являются шатры. Технологии строительства шатров не меняются с библейских времен. Шатер ставится за десять минут на девяти палках-растяжках. Он выдерживает ветер, в нем прохладно, но в то же время он не пропускает воду.

Все эти типы жилища представлены у нас в музее. Все они разных форм, все разборные и все переезжают. Все это – движимая недвижимость.

Выбирайте ЖК Мещерский Лес. Подробнее на http://www.realestate.ru/novostroyki/zhk-mescherskij-les-10067/.

Поделиться:

Фото: иллюстрация, shutterstock.com / Getty Images