Новости сегодня

Соревнования «Лесоруб-2014»

10 декабря, 2014

Это, конечно, не футбольный мундиаль, но все равно страшно интересно. А уж по части выносливости и воли к победе наши дровосеки, представлявшие 25 регионов страны, дадут фору российской сборной, пребывающей сейчас в тягостных мучениях на полях Бразилии. Здесь же 46 участников — и все как на подбор: самые крепкие, надежные и выносливые мужики России. Из Карелии, Марий Эл, Чувашии, Татарстана, Удмуртии, Ленинградской, Ульяновской, Калужской, Московской областей, Хабаровского края...

Они далеки от профессионального спорта с немыслимыми гонорарами неизвестно за какие заслуги. Но это действительно высокопрофессиональные работяги, азартные и честолюбивые. Они вышли из леса, со своих забитых мошкой и тучами комаров делянок, и приехали в Киров, чтобы показать богатырскую силушку и ловкость. Именно так, былинно, участники турнира выглядели при торжественном построении: высокие, мускулистые, с бензиновыми пилами на могутных плечах...

Непосвященному сразу в валежных премудростях разобраться трудно. Например, в программе состязаний отдельно выделена «сборка пильного агрегата и установка его на головку харвестера». Звучит, согласитесь, зловеще. Или вот еще пунктики с секретом: «раскряжевка бревна на время, раскряжевка бревна комбинированным резом, соревнования операторов форвардеров»...

Один из организаторов соревнований Александр Гончаров долго мне объяснял, что к чему, а я, в свою очередь, честно пытался пробраться через эти лесные дебри. Словарный запас мой с каждой минутой разговора обогащался. В конце концов все встало на свои сучки. Харвестер — это такой хитрый гусеничный трактор, у которого есть мощная пила и железные «руки» для подхвата бревен. Форвардер — тоже трактор, но без пилы. Он нужен для сбора и доставки спиленных стволов. Собрал — и вперед, «форвард», если по-английски, на базу леспромхоза. Идем дальше. Раскряжевка — это распиливание. Куда уж проще. Правда, при этом ручных дел мастер не должен повредить стенд-стол, на котором «соревновательное» бревно лежит. А комбинированная раскряжевка — это вот что: спортсмен должен пилить бревно сначала сверху, а потом снизу. Да так, чтобы распилы совпали. Иначе штрафные очки.

Вот еще номинация. Надо спилить дерево так, чтобы оно точно упало в створ между двумя колышками. Самая морока в том, что судьи вбивают их на расстоянии 15 метров от ствола, и между колышками всего пара метров. Попробуй попади!

Между прочим (это я тоже от Гончарова узнал), по запасам древесины в нашей стране на первом месте — Иркутская область. И 70% леса валят зимой, когда деревья не так гниют и не так выделяют смолу, как летом.

Кстати, никаких топоров. Только ручные бензиновые пилы. С какими именно пилами приехали со всех медвежьих уголков вальщики леса на соревнования? Заявляю с патриотической грустью: в основном с импортными — шведскими, компании «Хускварна». И ни одной отечественной конструкции.

— Ты понимаешь, — объясняет мне свой выбор вальщик леса из Владимирской области Петр Ужов, — наша снаряженная пила «Урал» весит под 20 кг, а импортная — всего 7-8. Разницу чувствуешь очень скоро. И заводится с пол-оборота, хоть в дождь, хоть в мороз. Надежная.

— А помнишь, Петр, популярнейший в свое время фильм «Девчата» про жизнь лесорубов? — напоминаю спортсмену былые времена. — Там же отечественной «Дружбой» лес валили...

— Я тоже помню ту «Дружбу» — тяжеленную, маломощную и капризную. Я раньше в лес с собой две «Дружбы» брал: основную и запасную. А вечером обе ремонтировал.

На допинг проверяют пилы

На допинг этих лесных спортсменов не проверяют. Зато пилы все до одной заставляют предъявить на экспертизу. Чтобы не было никакого тюнинга! Принимаются только серийные образцы. Цепи одной длины, шины стандартные, без заранее нанесенных на них отметок, которые помогают ориентироваться во время конкурса. Все одинаковое, вплоть до гаек. Судьи проверили — наклеили специальный ярлык. Можно соревноваться.

Перед самым началом соревнований вальщики дружно заводят свои пилы, проверяют их работу. На большой поляне стоит вой и скрежет, будто на военном аэродроме во время взлета эскадрильи.

— Замечаешь, — бередит мне душу сомнениями один из лесорубов, — пахнет не бензином, а эфиром каким-то. И кивает на тренирующуюся рядом команду соперников. — У них явно форсированные двигатели. И горючее какое-то хитрое. Оборотов, слышишь, пила выдает раза в полтора больше, чем обычная.

Не знаю, не знаю. На слух и на запах определять такие вещи не научился и едва ли в ближайшие годы научусь. Но не обижать же хорошего парня. И я тихо поддакиваю: да, похоже, эфиром заправляются...

Впрочем, дело, как выясняется, не в том, что в пилах, а в том, в чьих они руках. Кого ни спрошу о главных претендентах на победу, ответ один: карелы, конечно. Команда из Петрозаводска. В ней трое вальщиков — Илья Швецов, Александр Соколов и Владимир Дашугин. Почему они? Команда опытнейшая. Побеждала, и не раз, на международных соревнованиях. Илья Швецов первый раз участвовал в интернациональном первенстве еще в 2000 году. Проводилось оно в Норвегии. Правда, занял тогда только 15-е место. Но через два года, на очередном состязании — в Шотландии, — в общем зачете получил уже место в четверке. При этом в конкурсе по точной распиловке бревна завоевал «золото», а в обрезании сучьев — «серебро». Были потом старты в Эстонии, Германии, Хорватии, Белоруссии — и каждый раз медали, призы.

«Сыну лесной судьбы не пожелаю...»

— Только в Загребе мы оплошали, — честно признает Илья. — Командой провалились. Шли дожди, бревна размокли, вот и запороли задание.

— Илья, а женщины бывают лесорубами?

— Один раз видел в Белоруссии. Выступала та дама за Лихтенштейн. Коренастая, крепкая. И заняла место где-то в серединке. И все же не женское это дело. Мы зимой по пояс в снегу с утра до вечера. У всех вальщиков болит спина — хроническое заболевание. От постоянного переохлаждения ноют суставы, болят колени. Бронхит чуть ли не норма. Моему Грише сейчас 10 лет, и я точно сыну лесной судьбы не пожелаю. Почему я сам в лес пошел? Да потому, что отец у меня был лесничим. Из армии когда пришел, где еще можно было устроиться? Только в леспромхозе. Остальное все было тогда развалено. И заработки на валке леса приличные: 50-70 тысяч рублей...

— Какое самое неудобное для тебя дерево?

— То, что с большой кроной и кривым стволом. Непонятно, куда оно упадет... А так любое дерево могу свалить секунд за 15-30.

— А что тебе самому дает такое умение?

— Дом вот построил для семьи деревянный. Сам. И теперь бизнес у меня — занимаюсь сносом аварийных деревьев на дачах и в городе. За каждое платят от 1 до 10 тысяч. Дело-то не всегда простое. Например, если на кладбище. Куда дерево заваливать — везде ограды да памятники. Вот и пилишь по чуть-чуть, начиная с верхушки. Такая морока, ты себе представить не можешь...

— С пилой надо разговаривать, — делится со мной главным секретом лесоруб с 20-летним стажем из города Тихвина Юрий Жуков, — пилу надо любить. Тогда она ответит взаимностью. Для соревнований пятилитровую канистру с бензином привез с проверенной колонки в Тихвине. Так спокойнее. Мало ли какое здесь горючее. Цепь новую поставил, шину, напильники для заточки привез. Мало ли что: Чтобы спину сберечь, я надеваю специальный широкий пояс, как у штангистов. Только спина все равно болит.

— А какой рацион питания надо соблюдать при валке леса?

— У нас диета очень простая: ешь побольше. Все сгорит как в топке. Толстых вальщиков днем с огнем не сыщешь.

Зэки тоже лес валят, только не торопясь

Приехала на соревнования и семейная команда: Сергей Красиков вместе с сыном Евгением представляют Свердловскую область.

— Я всю жизнь в лесу, — рассказывает Красиков-старший. — 31 год «партизанского» стажа. И плотником был, и помощником вальщика. Самое сложное — лиственницу завалить. В ней столько смолы — цепь постоянно забивается. И лиственницы такие толстенные бывают, одна кора сантиметров в десять... С сыном я в соревнованиях уже десять лет участвую. Ради него и сюда, в Киров, приехал. Шансы стать призером у нас есть, и неплохие. Вот только на обрезке сучков у меня могут быть проблемы. Надо уложиться в 30 секунд, а я уже не такой шустрый.

— Не жалко деревья губить?

— Жалко, конечно. Только я не чувствую себя губителем. Без древесины мы жить все равно не сможем. А само дерево не вечное. И мы сколько рубим, столько потом и сажаем.

— А зэков вы встречаете на вырубках?

— Конечно. У нас же рядом зоны — Сосьва, Ивдель. Но те валят лес, прямо скажем, не торопясь. Да и куда им торопиться?

Самому возрастному участнику соревнований Юрию Меньшову из подмосковных Мытищ 67 лет. На деда не похож. Здоровенный мужик, с которым лучше не выяснять отношения. Руки как бревна, высокий, ни грамма лишнего веса. На голове живописная повязка. Пират пиратом. Кстати, писатель, окончил Литературный институт имени Горького. И что здесь хобби — писательство или валка леса?

— Главное, конечно, лес, — рассказывает Юрий Викторович. — Первое мое высшее образование — Архангельский лесотехнический институт. И постоянная работа на делянках. Сейчас тружусь вальщиком леса в Тверской области. Зачем? У тебя какая пенсия? Вот и у меня такая же незаметная. А последний гонорар за писательские труды получил четыре года назад. А как вальщик получаю тысяч 50...

P.S. Победителем соревнований стала команда из Карелии (кто бы сомневался!). Видимо, Илья Швецов, Александр Соколов, Владимир Дашугин и будут представлять Россию на международном первенстве в Швейцарии грядущей осенью. Второе место у команды Вологодской области, а третье — у лесорубов из Республики Марий Эл. Кстати, после соревнований рассматривалась возможность пустить некоторый отходный материал на u2b.ru для изготовления упаковки.

Поделиться:

Фото: иллюстрация, shutterstock.com / Getty Images